четверг, 25 мая 2017 г.

Две матери, два сына: судьбы, поломанные войной


Две луганчанки - Светлана Чумак и Анна Орел не знакомы друг с другом, но объединяет их одно общее горе. Обе потеряли своих сыновей во время войны. Так же не знали друг друга и их дети, но их настигла одна беда. Имя этой беде – спецслужбы Украины.

Жив или нет?
В июле 2014 года Сергей Чумак выехал на грузовике в Красный Луч, но на место назначения так и не прибыл. Позже стало известно, что последними его видели военнослужащие ВСУ на блокпосту, через который он проезжал на контролируемую украинскими силовиками территорию.  Дома у Сергея остались мать, жена и четверо детей.
«Когда показали им фотографию, они сказали, что, да, действительно, был 25 июля, в районе обеденного времени, на такой большой машине. Развернули его, он уехал назад. Вот они одни, которые сказали, что видели его. Больше никто. По сей день больше никто нигде никого не видел», - рассказала мать пропавшего Светлана Чумак.
Пограничная служба Украины показала Светлане видеозапись, на которой человек с паспортом на имя Сергея Чумака пересекал украинско-российскую границу в Марковском районе. Но мать, просмотрев видео, не признала в нем своего сына. Выяснилось также, что грузовик, на котором ехал Сергей оказался «прихватизирован» боевиками «Айдара».
«По информации, которую мне дали, именно батальон «Айдар» имел две машины, похожие на машину, на которой выехал мой сын, в городе Счастье», - вспоминает мать Сергея.
Светлана связалась с командиром «Айдара» Мельничуком, но как только выяснилось, что на используемом «айдаровцами» грузовике ехал пропавший Сергей Чумак, он перестал отвечать на звонки.
Украинские следователи, занимавшиеся розыском Сергея, постоянно юлили и затягивали дело. Как выяснилось позже, в августе 2014-го года в прокуратуру Луганской области пришло письмо от начальника луганского управления СБУ Козловского, в котором он настойчиво рекомендовал замять дело с розыском пропавшего, что и было сделано.
Когда в марте 2017-го по телевидению показали одного из украинских диверсантов, совершивших убийство полковника Народной милиции Олега Анащенко, Светлана Чумак узнала в нем человека с видео украинских пограничников. Оказывается, задержанный Иван Деев пользовался паспортом ее сына. Но как он мог попасть к нему, и что случилось с Сергеем Чумаком?
Подробности произошедшей с Сергеем беды выяснились после того, как с матерью пропавшего без вести встретился человек, представившийся Александром. По его словам, он знает Сергея Чумака и встречал его в тайном концентрационном лагере в Закарпатье. Оказалось, что он был задержан «айдаровцами» и жестоко избит. Грузовик, документы и мобильный телефон «освободители» отжали. Так паспорт Сергея Чумака попал к украинским спецслужбам.
 После этого Сергей несколько месяцев содержался в СИЗО Харькова, а потом отправлен в тайный концентрационный лагерь возле Ужгорода, где, по крайней мере, находился до того момента, как оттуда удалось выбраться Александру. Теперь у матери появилась надежда, что ее сын жив и сможет, наконец, вернуться к своей семье.
Умру, но не предам
История луганчанки Анны Орел еще более трагична. Ее сын Дмитрий отбывал наказание в колонии на территории, контролируемой Киевом. В 2016 году ее сына из колонии неожиданно направили на медицинское обследование. Там к нему подошли две мужчин, представившихся сотрудниками Службы безопасности Украины, и предложили Дмитрию работать на спецслужбу.
«Ты будешь делать в России и на Донбассе теракты. Мы тебя сразу освобождаем, и ты начинаешь свою работу. Мы тебе за это будем платить», -  рассказала со слов сына Анна Орел.
Дмитрий в резкой форме отказался от такого «сотрудничества».
 «Слышите, ребята, я родился в Донбассе и никогда не предам Донбасс, мама у меня живёт в Донбассе, и Россию никогда не предам, потому что у меня там сестра, вы понимаете?» И думать, говорит, не хочу. Нагрубил им. Первый выходит, а второй ему говорит: «Ну, смотри, чтоб ты сильно об этом не пожалел». И после этого началось»,  - поделилась мать Дмитрия.
После этого столкновения СБУ записало Дмитрия в «сепаратисты». Для него и для его родных начался период неопределенности и мучений.
«Мама, они мне сказали, что они меня убьют, если я не пойду на их условия. А я тебе говорю честно – свое решение не меняю», - вспоминает разговор с сыном Анна Орел.
 Он все реже выходил на связь, так как уже почти не имел возможности регулярно общаться с матерью. Он только успел сообщить ей, что его перевели в одиночную камеру, регулярно избивают и применяют пытки.
Не выдержав издевательств, Дмитрий разорвал наволочку, сплел веревку и повесился в своей камере. Когда матери отдали тело сына, то она увидела на нем следы побоев.
«То ли электрошокер применяли… Но что на ногах применяли паяльник, это невооруженным взглядом видно, понимаете? По подошвам били, все это синее, пальчики переломаны все на руках и на ногах», - рассказала убитая горем мать.

К сожалению, это не единственный похожий случай. В СБУ пытки и издевательства прочно вошли в моду. Как вспоминал освобождённый из тайной тюрьмы украинской спецслужбы россиянин Андрей Соколов «в 2014 году пол в коридорах СБУ не успевали от крови отмывать». В одной только ООН зафиксированы сотни случаев применения пыток украинскими силовиками, но это только верхушка айсберга. Истинный размах террора спецслужб Украины, как и число их жертв могут в разы превышать известные сегодня цифры.