четверг, 3 января 2019 г.

Им радость - вдвойне, а страдание – пополам


«...Ни к кому со злом, ко всем с милосердием»
Авраам ЛИНКОЛЬН
За  годы своей жизни у меня сложилось представление о том, что же такое настоящая дружба. Не раз общие интересы и взгляды, обаяние человека, его сочувствие, соучастие, одним словом, понимание на долгие годы становились основой для тёплых и доверительных отношений. Когда душа друг перед другом что называется нараспашку, когда помощь твоего сотоварища – наивысшее благо, словом, как поётся в песне, когда «и хлеба горбушку - и ту пополам».  Но судьба предоставила мне случай увидеть пример такой трогательной дружбы, что всё, что я до этого видела и знала, померкло.

Оба друга сейчас проживают в Комплексном территориальном центре социального обслуживания (предоставления социальных услуг).

Они вместе везде
«Мы все просто восхищаемся дружбой двух наших подопечных – пятидесятивосьмилетнего Николая, который у нас с 2016 года, и поступившего в мае этого года двадцатидевятилетнего Андрея. Они везде вместе, везде. Николай просто по-отцовски относится к пареньку, инвалиду по зрению», - начала свой рассказ Галина Мовчан, руководитель социального учреждения, в котором в эти дни мне довелось побывать.
  Войдя в столовую (в это время как раз был обед – прим.), я среди прочих пришедших сюда проживающих стационарного отделения обратила внимание на седого худощавого мужчину в чёрном с узорами свитере и молодого паренька, голубоглазого, с тёмно-русыми волосами и смешинкой на губах, который мне показался совсем юным. Старший усадил младшего за стол, дал ему в руку ложку, подвинул поближе тарелку с борщом и хлеб и сел за соседний стол, также приступив к обеду.
…Зрячим людям трудно представить себе жизнь слепого, те ежедневные сложности, с которыми он сталкивается в быту, – трудно самому налить воды, приготовить и принять еду, элементарно за собой поухаживать. Когда зрячий человек завязывает себе глаза, чтобы «побывать в шкуре» слепого, оказывается, что он не может почти ничего. Тем более восхищает опыт тех, кого полная слепота не сломила.
 Пока Николай и Андрей обедали, Галина Григорьевна успела мне рассказать их истории, которые поразили не столько своим трагизмом и поворотами судьбы (в этом учреждении таких судеб много – прим.), сколько яркостью, показательностью лучших и худших человеческих качеств и поступков. Но обо всём по порядку.
Появление Андрея в терцентре
Галина Григорьевна поведала мне о том, что Андрея в учреждение привела мама, которую звали Анной. Её здесь хорошо знали. Женщина сказала, что, по-видимому, серьёзно заболела и ей нужно поехать на обследование в Луганск, а сына-инвалида с приобретенной полной слепотой не с кем оставить. Вспоминая об этом эпизоде, директор терцентра отметила, что давно знала Анну Павлусенко (она тоже была инвалидом, передвигалась с палочкой и долгие годы водила сюда своего сына на занятия  с детьми-инвалидами – прим.). Эта женщина всегда поражала её жизненной стойкостью и выдержкой, стремлением максимально облегчить жизнь своему ребёнку. По словам Галины Григорьевны, она никогда ни о чём не просила, все вопросы и выпавшие на долю этой семьи сложности и  испытания она стремилась решать сама. А здесь вот пришла за помощью. Только что-то действительно серьёзное могло заставить её сделать это. И, как оказалось, именно так оно и было.
Анна предполагала оставить Андрея в учреждении временно, только на время своего посещения луганской больницы. Директор терцентра, видя взволнованность женщины, поспешила успокоить её, заверив, что за сына она может не беспокоиться - здесь за ним обеспечат надлежащий уход, и пожелала ей успешного лечения. Однако мать вернулась быстрее, чем можно было ожидать, сказав, что ей назначено прибыть на операцию через десять дней. В терцентре её убедили  сына не забирать, а уделить внимание себе и спокойно подготовиться к ожидавшей её операции. В этот промежуток времени женщина лишь однажды зашла в учреждение повидать Андрея, поразив всех своим изменившимся болезненным видом. А дальше события развивались очень быстро… После своей очередной поездки в Луганск женщина снова вернулась в Кировск, где её срочно госпитализировали в городскую больницу. А вскоре оттуда пришла печальная весть о том, что Анна Павлусенко умерла. Остались некоторые средства, ценности и предметы, бывшие у больной при себе, которые по акту были переданы терцентру, где находился её сын.
Так пребывание Андрея в приютившем его учреждении превратилось из временного в постоянное. Были оформлены все финансовые вопросы о перечислении части пенсии молодого человека на его здешнее содержание.

Мир рухнул. Погружение во тьму.
Похороны Анны стали поводом для беспокойства не только сына и директора терцентра Галины Мовчан, взявшей на себя заботу об этой семье, но и соседей. Все переживали, все хотели это сделать как можно лучше, по-человечески, по-христиански, и не всегда мнения на этот счёт совпадали. Но часто бывает, что сам Бог подсказывает пути решения проблемы. Со слов директора, Андрей в это время получил свои пенсионные выплаты – и их как раз хватило на то, чтобы оплатить ритуальные услуги на похороны своей мамы.
Конечно же, смерть матери стала огромным потрясением для юноши. Все эти 29 лет своей жизни, наполненные и счастьем первых лет детства, когда он был здоров, и последующими годами борьбы, выживания, привыкания жить с болезнью, он жил с мамой. Она была его миром, тёплым и заботливым, нежным и любящим. А последние годы, когда в 12 лет мальчик после операции по удалению аппендицита и выявления тяжёлого заболевания головного мозга, операций на нём полностью лишился зрения, она была и его глазами, его неустанным поводырём, его всем.
Кажется, что мир рухнул для Андрея с наступлением слепоты. Жизнь его разделилась на две части: когда он видел и когда ослеп. Непреодолимая боль и отчаяние клещами сдавливали грудь, подступали к горлу. Мир звуков за пределами квартиры куда-то от него отдалился. Внешние звуки превратились в хаотическую шумовую массу. Не верилось, что он, полный сил и светлых надежд на будущее, теперь жалкий и беспомощный инвалид. Невозможно было представить, что не сможет больше прочесть книгу, побродить по улицам города, наблюдая за вереницей меняющихся эпизодов городской жизни, полюбоваться красками осенней природы.
Размышляя о судьбе этой семьи, мне невольно пришла мысль: «Как же иногда судьба бывает несправедлива к людям?! Одним она щедро расстилает гладкую дорожку, устилая её мягким покровом, а другим указывает узкую горную тропу с камнями и ямами, с которой легко свалиться в пропасть. Так и семья Андрея. Заболел и рано ушёл из жизни его папа, о котором у парня остались смутные воспоминания. Мама вскоре пострадала от  дорожно-транспортного происшествия: попала под автобус и после операции стала инвалидом. Женщина ходила на протезе и при этом работала в стоматологической поликлинике. Бабушка, пока была жива, ухаживала за мальчиком. А потом, когда её не стало, мать сама воспитывала сына. Мужественно перенесла и новые испытания, уготованные ей судьбу, когда её дорогой Андрюша заболел и тоже стал человеком с особыми потребностями. Несмотря на то, что она сама была инвалидом и также страдала эпилепсией, она не отдала ребёнка в специнтернат, а продолжала сама ухаживать за мальчиком, понимая, что ему нужны забота и общение. Успевала водить сына на занятия в терцентр в любую погоду. Всё, что она могла, она делала для своего ребёнка.

Иногда чужие люди - ближе, чем родные по крови…
Галина Григорьевна (Мовчан – прим.) рассказала, что она со своими коллегами долго думали, как менее болезненно сообщить парню о постигшей его утрате. Эту миссию они выполнили как можно более деликатно. Когда случилось неповторимое, стали выяснять и, есть ли у парня родственники. Таковые имелись. Это тётки, две сестры Анны, проживающие уже давно в России. Предстояли похороны, да и с судьбой Андрея нужно было определяться. Может, кто-то из родственниц пожелает забрать племянника? Ведь, говорят, кровь, она зовёт. К одной из них, Людмиле Семёновне, жительнице Тольятти,  директору терцентра удалось дозвониться и сообщить о случившемся.
В скорбный для Андрея день он вместе с заведующей отделением терцентра Надеждой Заяц, неустанно опекавшей его, поехали в Стахановский морг. Оттуда – на центральное кладбище в Кировске. Сюда же приехали и сердобольные соседи. Весь этот нелёгкий обряд юноша держался как настоящий мужчина. Лишь лёгкая дрожь рук говорила о его внутреннем волнении. Потом она дала о себе знать тяжёлым приступом эпилепсии, о заболевании которой сотрудники центра не знали.  Сёстры умершей на похороны не приехали, объяснив это тем, что они боятся ехать на территорию, где идут военные действия. И никакие увещевания Галины Мовчан о том, что ничего им здесь не грозит и что в городе в этих непростых условиях живут тысячи людей, не подействовали. К тому же, как оказалось, сестринские отношения были не такими уж и тёплыми. Анна, ещё ранее, рассказывала, что никогда никакой помощи от них не видела, поэтому и не обращалась к ним.
После похорон директору терцентра снова пришлось связаться с одной из тёть Андрея, так как нужно было определять его судьбу. К тому же оказавшееся у него нервно-психическое заболевание требовало специального лечения и эффективных лекарственных препаратов, которых в городе не было. Людмила в этот раз пообещала приехать и привезти лекарства для племянника.
Через несколько дней в терцентре появилась приезжая женщина, старше 60 лет, с маленькой сумочкой в руках. Это была Людмила из Тольятти.  Она привезла небольшое количество лекарств, которые на некоторое время помогли Андрею. Но во всём остальном она проявила к своему племяннику полное равнодушие, лишь однажды побеседовав с ним. Родственница, которую в терцентре временно приютили, больше разговаривала с персоналом, ходила по городу, посетила квартиру умершей сестры. Это, как говорится, дело житейское и из этических соображений не требующее публичного обсуждения. Если бы не интересы Андрея. Но как раз о них-то родственница думала меньше всего. Её визит закончился тем, что она, наконец, требовательно забрав средства и ценности, которые остались от умершей сестры (Андрею достался лишь пустой кошелёк как память о маме да крестик) благополучно отбыла в направлении своего ПМЖ.

Дружба, которая всех удивляет
После этого стало ясно, что Андрея нужно оформлять на постоянное пребывание в социальном учреждении. Галина Григорьевна (Мовчан – прим.) понимала, что он нуждается в специализированном психо-неврологическом учреждении. Учитывая все обстоятельств (то, что специализированные учреждения подобного типа находятся либо очень далеко, либо, как в Славяносербске, на линии соприкосновения), а также, поговорив с врачом психиатром городской больницы Л.Ф.Крыжовой,  руководитель приняла решение оставить его в кировском учреждении. К тому же в это время появилась и эта замечательная дружба и взаимная привязанность Николая и Андрея, разрушить которую у директора просто рука не поднималась.
 У Николая Улеганца своя история. Чем-то похожая на историю Андрея (мужчина также попал в терцентр после смерти его 81-летней матери). Разница только в том, что в жизни Николая это произошло в гораздо более зрелом возрасте, когда ему было далеко за 50. Он всю свою жизнь жил в селе Березовском. Имеет физические особенности, инвалид детства. Николай – культурный и начитанный мужчина. Он много знает, многое может рассказать, возможно, поэтому Андрею с ним и интересно. Сотрудники учреждения вспоминают, с каким трепетным ожиданием их подопечный ожидал, когда же ему вручат паспорт гражданина ЛНР. И очень радовался этому, и гордился, когда это произошло. Он – незаменимый участник всех концертных программ, которые своими силами устраивают подопечные центра. Прекрасно поёт разные песни: и народные, и детские, и эстрадные. На прошлый Новый год он успешно сыграл роль Деда Мороза. Готовится и на этот и с усердием разучивает слова новых песен. Несмотря на то, что Николай ограничен в движении, он стремится всегда что-то делать, быть по мере своих сил полезным. Так, он выбрал для себя такое дело, как сбор тарелок для мытья после обеда.
Я познакомилась с друзьями. Андрей сразу же располагает к себе своим неповторимым обаянием. Его взгляд всегда устремлён на лицо говорящего. И это удивительно. Вероятно, это от того, что он очень точно может уловить источник звука, научился улавливать.Таким образом природой компенсируется утрата зрения. Так как парень потерял зрение в подростковом возрасте, он мыслит теми же образами, что и зрячие люди. Помнит цвета и понимает их значение. 
Всегда улыбается, шутит. В международный день инвалидов Андрей танцевал на мероприятии с заведующей отделением Надеждой Ивановной (Заяц – прим.). Это ему показалось очень забавным и важным, и он постоянно смеялся, рассказывая об этом. Юноша любит общаться и с сотрудниками, и с жильцами отделения. На шее он постоянно носит на простой тесьме крестик как память о маме.
Я сижу за столиком в столовой терцентра с Николаем и Андреем и мы разговариваем. Об ароматном чае и конфетах, которыми нас угостили. О погоде. О приближающемся празднике.
Андрей рассказывает о том времени, когда он был ещё здоров. Учился до пятого класса в четвёртой школе, а потом уже – на дому. Вспоминает, что у него было много друзей, что он, будучи зрячим, очень любил гулять на улице. Сейчас жизнь он воспринимает на слух. Всех обитателей Дома милосердия узнаёт по голосам. Любит слушать телевизор: концертные программы, новости.
Заходит речь и об их удивительной дружбе. Я спрашиваю Николая: «Почему Вы решили заботиться именно об Андрее, ведь есть и другие не менее нуждающиеся в помощи?» Мужчина ответил очень серьёзно и односложно: «Он (Андрей – прим.) ведь слепой». Если другие хоть как-то смогут сами о себе позаботиться, то Андрей – никак. Но, конечно же, кроме этого, есть ещё и родство душ. Рассказывают, что, даже, когда они не разговаривают, чувствуется, что между ними продолжается общение - настолько они привязаны друг к другу. Николай говорит, что с появлением в отделении Андрея, его жизнь изменилась в лучшую сторону: она стала более содержательной и наполненной.
Николай водит утром своего подопечного умываться, в туалетную комнату, столовую, на разные мероприятия – везде, хотя сам нуждается в покое и отдыхе. Да, это хлопотно и не так легко, но в ответ он получает преданную дружбу Андрея. Благодаря «дяде Коле» Андрей не ощущает состояние зависимости от персонала учреждения: он уверен, что ему всегда и во всём поможет его старший друг. Своей чуткой предупредительностью, ненавязчивой заботой, искренним сочувствием и пониманием. Поэтому он спокойно относится к своему состоянию, уверен в своих силах, не боится пространства и замкнутости.

Есть темнота, но нет безмолвия
Те часы, которые я провела в учреждении, пролетели быстро. Было удивительно видеть, как подопечные (некоторые – в инвалидных колясках) смеются, подшучивают друг над другом. Им здесь хорошо, по-другому не скажешь. А ещё, Надежда Ивановна (Заяц – прим.) рассказала, что в её отделении отмечают дни рождения подопечных. С тортом и песнями. Как у всех.
 Это дом, это семья, это дядя Коля. Поэтому Андрей говорит, что не хотел бы, чтобы его перевели в другое учреждение неизвестно где. Хоть он сейчас и не в своей квартире, где жили с мамой, но он чувствует, что находится в родном городе, рядом – его земляки. «Андрей прижился практически сразу. Ему было знакомо это здание, так как мама долгое время его водила на второй этаж на занятия с детьми-инвалидами. И ещё потому, что, к великому счастью он здесь встретил друга Николая Иосиповича, - рассказала о жизни подопечного заведующая отделением постоянного или временного проживания терцентра. 
Как-то так сложились их с Николаем отношения, что он стал относиться к Андрею по-отечески, с непередаваемой теплотой и заботой. Когда было тепло, и они выходили на улицу, он пел ему песни. Это надо было видеть! То есть он делает всё возможное, чтобы Андрей чувствовал себя комфортно. Наверное, ему этого не хватало в жизни – опекать кого-то, а сейчас появилась возможность.
   Андрюша чувствует себя в семье, радуется, смеётся. Парикмахер следит за его стрижкой. Бреется Андрей сам. В столовой кушает самостоятельно, но и иногда ему нужно помочь, так как он не видит. Желающих для этого – много. Парень очень рад, что в палате есть телевизор. У него прекрасная память. По прошествии времени он по голосам узнаёт всех соседей по дому, знакомых. Помнит и своих школьных друзей, например, Максима Леоньева, большинство из которых, к сожалению, разъехались.
 Конечно, есть определённые проблемы. Приступы у подопечного чаще случаются  ночью, когда дежурит одна палатная. И достать эффективные лекарства тоже проблематично. Но сотрудники учреждения надеются, что эти проблемы они способны решить.  
Андрей Павлусенко немного скучает по своему дому и поэтому рад, когда к нему приходят соседи. На вопрос «Что бы он хотел им пожелать?» он ответил: «Чтобы они не болели». А потом добавил: «И приходили». Из лучших человеческих качеств он больше всего ценит честность и доброту. Как раз добротой в этом здании юноша не обделён. Немного задуматься заставил его вопрос о том, есть ли у него какая-то мечта? «Нужно подумать», - сказал он. А потом вспомнил, как кухонная работница посоветовала ему обзавестись плеером, чтобы слушать музыку. Но можно и ещё подумать. Пожалуй, к тому моменту, когда подопечные будут писать письма Деду Морозу, у него созреет какое-то предложение. От себя я бы так прокомментировала нынешнюю жизнь Андрея: «Есть темнота, но нет безмолвия». А это так важно.