четверг, 12 июля 2018 г.

Интервью Главы Луганской Народной Республики Леонида Пасечника



 
- Леонид Иванович, после того как Вы заняли пост исполняющего обязанности главы Луганской Народной Республики Вы практически сразу заявили о планах по запуску крупных промышленных предприятий. Как реализуется эта программа?

- Действительно, сегодня наш приоритет – восстановление разрушенной экономики, разрушенных предприятий, запуск новых. Несмотря на то, что первые планы были озвучены мною в мае этого года, сделать уже удалось многое. Ключевое достижение – это строительство энергомоста, который позволил нам повысить напряжение до необходимого уровня на Алчевском металлургическом комбинате и подать напряжение на Стахановский ферросплавный завод. На сегодняшний день Алчевский меткомбинат заработал на полную мощность и у нас есть возможность запустить обе сталеплавильные печи, а также сталепрокатное производство в полном объеме. Из-за долгого простоя завода часть трудящихся, которые раньше являлись сотрудниками на АМК, вынуждены были искать новые места для работы. Сегодня они возвращаются обратно. Насколько мне известно, количество работающих на предприятии увеличивается чуть ли не в геометрической прогрессии.

Восстановление энергомоста также позволило подать напряжение на Стахановский ферросплавный завод. В связи с этим о своей готовности вернуться к работе заявили даже жители территорий, временно находящихся под контролем Украины.

В ближайшей перспективе – запуск патронного и вагоностроительного завода. Мы также ищем возможность для использования и запуска мощностей авиаремонтного завода – речь идет о модернизации предприятия и, возможно, его перепрофилировании.

Сегодня наше положение достаточно сложное – это и блокада, и отсутствие признания, мы не можем даже поставить на изготавливаемую продукцию знаки качества. Несмотря на это, темп реализации программы по запуску крупных предприятий на сегодняшний день считаю хорошим.

- Какова политика ЛНР в сфере угледобывающих предприятий?

- Вы прекрасно знаете и об экономической блокаде, которую объявила нам Украина, и о санкциях за сотрудничество с нашими предприятиями. Они не дают нам практически взаимодействовать с предприятиями и отраслями промышленности России. Несмотря на это, мы продолжаем работу по привлечению инвесторов и иностранных партнеров, однако говорить об этой работе открыто пока преждевременно.

- Если официальный Киев изъявит желание покупать уголь в республике, допускаете ли Вы возможность переговоров на эту тему и последующей продажи угля на ту территорию?

- Во-первых, преступное киевское руководство объявило нам экономическую блокаду. Они сами приняли такое решение, мы не отказывались от взаимодействия, не отказываемся и сейчас, в общем-то. Во-вторых, я далек от мысли, что люди, которые осуждены народным трибуналом (22 июня украинский народный трибунал на многотысячном Народном сходе приговорил Порошенко и его окружение к пожизненному заключению с конфискацией имущества – прим. ред.) изъявят желание покупать у нас какую-то продукцию и вести какие-то переговоры. Но, по большому счёту, мы будем готовы поставлять уголь, если это будет предложено.

- В начале года Вы заявили о разработке программы социально-экономического развития Луганской Народной Республики на ближайшие 5 лет. Как идет реализация программы?

- Еще в ходе подготовки этой программы нам поступило более 80 тысяч предложений от жителей Луганской Народной Республики. Это очень отрадно, ведь нашей ключевой задачей и было сделать это обсуждение всенародным, учесть интересы не только финансовой группы, не только владельцев крупных промышленных предприятий, но, в первую очередь, жителей Луганской Народной Республики: пенсионеров, учителей, врачей и так далее.

На сегодняшний день в рамках реализации программы Совет министров принял решение о повышении пенсии на 10%, более чем в два раза сократил число выдаваемых спецразрешений – а это, соответственно, снижение финансовой нагрузки на бизнес, важность которой я всегда подчеркивал. Восстановление энергомоста, о котором мы говорили ранее, также является частью реализации программы. В ближайшее время также будут готовы 6 положений о земле, необходимых нашим предприятиям для того, чтобы в полной мере выйти из тени и легализовать свою деятельность.

Народным Советом в рамках реализации Программы 2023 принят Кодекс административного производства, Кодекс государственной судебно-экспертной деятельности, Арбитражный процессуальный Кодекс и готовится к рассмотрению Гражданский и Гражданский процессуальный Кодекс.

Так что в целом ситуация начинает выравниваться. Важно, что сегодня в наши правовые решения мы не закладываем какую-то коррупционную составляющую. С учетом того, что государство мы строим практически с нуля, у нас есть такая возможность. Было бы неправильно ее не использовать.

- Программа разрабатывается на ближайшие пять лет, однако киевское правительство неоднократно заявляло и продолжает заявлять о намерении вернуть данную территорию под свой контроль, получается власти ЛНР исключают силовой захват республики?

- Мы однозначно исключаем такой вариант. Мою уверенность разделяют и коллеги из госбезопасности, и руководство Народной милиции. Кроме того, насколько мне известно, противоположная сторона сейчас не готова к ведению каких- либо активных боевых действий.

- В конце 2017 года Вы лично посетили ряд передовых позиций у линии соприкосновения, также Вы выезжаете на военные учения, чтобы проверить боеспособность Народной милиции ЛНР. Какова там обстановка?

- Сегодня наши военные – это не просто патриоты республики, готовые защищать свои земли, свои семьи, свою страну. Это опытные, проверенные и надежные военные. Боеспособность Народной милиции я оцениваю очень серьёзно. Я присутствовал на учениях, где проводились учебные стрельбы. У наших солдат есть из чего стрелять, есть чем стрелять. Бойцы проявляют достаточно серьёзное мастерство, и с ними проведена достаточно серьёзная подготовка.

Мы делаем многое для того, чтобы сделать службу более успешной и комфортной. В частности, выделяем средства на модернизацию техники и оборудования. То, что мы видели на параде ко Дню Победы, это далеко не предел. Также у нас уже принят Закон «О воинской обязанности и военной службе», который позволит нашим солдатам проходить службу как положено.

- Я так понимаю, принудительная мобилизация не планируется?

- Нет. У нас никогда не было проблем с личным составом. Более того, на учения периодически прибывает больше добровольцев, чем мы ожидаем. Но я уверен, что, если вдруг появится такая необходимость, и мы объявим мобилизацию, принуждать жителей ЛНР не придется.

- В 2017-2018 году силовые структуры республики заявили о задержании ряда лиц, причастных к диверсиям на территории ЛНР. Какая сейчас обстановка в республике в плане внутренней безопасности?

- Сам факт того, что, вопреки всем блокадам, мы развиваемся, крепнет наша экономика, идет восстановление государственности и социальной сферы, злит наших противников.

В полной мере провести полномасштабную военную операцию у них, во-первых, сил не хватает, а во-вторых, желание и дух у украинских солдат достаточно слабый. Ведь они сами не знают, за что и за кого воюют. Если мы сражаемся за наши дома, за нашу землю, то они непонятно какую цель преследуют. За олигархов своих воюют? Ну, возможно.

Поэтому Украиной избрана особая форма ведения диверсионно-террористической деятельности на территории нашей республики. Последний инцидент — подразделением госбезопасности была обнаружена и обезврежена мина в районе населенного пункта Михайловка. И это далеко не единичный случай, о большинстве мы просто не сообщаем в СМИ, но мы обращаем самое пристальное внимание на работу в антитеррористическом поле и стараемся локализовать инциденты без ущерба для Луганской Народной Республики.

Понятно, что задача Киева – дискредитировать руководство республики, разбалансировать ситуацию, вызвать панику, страх и так далее. В общем-то, Украина уже давно сделала государственной политикой идеологию терроризма в отношении жителей республик Донбасса. Всеми имеющимися силами и средствами мы противостоим этому и, на мой взгляд, достаточно эффективно.

- В марте Вы встречались с замглавы СММ ОБСЕ на Украине Александром Хугом. Содействует ли республика работе на данной территории наблюдателей миссии?

- Для нас важно, чтобы наблюдатели ОБСЕ фиксировали все те нарушения украинских военных, которые идут вразрез с минскими соглашениями. В первую очередь, это обстрелы, в результате которых, к огромному сожалению, погибают и военнослужащие Народной милиции — молодые мальчишки, опытные военные, и мирные жители, женщины, старики и дети. Как я уже говорил, ни одно подобное преступление не должно остаться безнаказанным.

У Александра Хуга не было вопросов к нашему взаимодействию. Мы делаем все возможное, чтобы выполнять условия минского переговорного процесса.

- Президент Украины Петр Порошенко регулярно заявляет, что перемирие необходимо для введения миротворческого контингента. Как Вы можете это прокомментировать? Допускаете ли Вы введение дополнительной силы на территорию ЛНР в виде миротворцев?

- Введение Миссии ООН по содействию охране СММ ОБСЕ должно быть обязательно согласовано с ЛНР и ДНР. Я не возражаю, чтобы эта миссия находилась на линии соприкосновения и охраняла сотрудников СММ ОБСЕ во время инспекции по территории Донбасса. Но те варианты, которые сегодня предлагает Киев, приведут только к еще большим потерям. Власти Украины хотят международной интервенции, захватить Донбасс чужими руками. Мы этого не допустим.

- В феврале Вы заявили, что намерены принять участие в выборах на пост главы ЛНР. Известна ли уже дата выборов? Существует ли уже какая-то предвыборная программа?

- Мы готовимся к выборам. Это знаковое мероприятие для нашей республики. Они планируются на осень, но конкретная дата еще не определена. В основу моей программы ляжет программа социально-экономического и политического развития ЛНР до 2023 года. Я был и остаюсь преверженцем идеи, что мы должны строить республику, в первую очередь, для народа.

- Планируете ли Вы приглашать международных наблюдателей для оценки выборного процесса в республике? Из каких стран?

- На праймериз к нам уже приезжали наблюдатели из ведущих европейских стран и даже из США – всего их было более 84 человек из 17 государств. Так что конечно – мы будем приглашать иностранных представителей: Германию, Францию, США и других. Мы открыты для диалога. Выборы пройдут в соответствии со всеми требованиями и стандартами мирового сообщества.

- Готовы ли обеспечить безопасность иностранных наблюдателей?

- Безусловно. Как обеспечивали на праймериз, так обеспечим и сейчас. Каких-то недостатков в этом вопросе выявлено не было, поэтому приложим все усилия и гарантируем безопасность в обязательном порядке.

- Известно уже, кто будет еще баллотироваться на этот пост?

- Нет, мне об этом неизвестно. Есть законодательство Луганской Народной Республики, которое определяет критерии, в соответствии с которыми любой гражданин нашей республики может быть кандидатом на пост главы. Запретов ни для кого нет.

- Ну и в заключение, на данный момент объявлено перемирие, которое было практически сразу нарушено и нарушается ежедневно судя по количеству обстрелов со стороны ВС Украины территории Луганской Народной Республики. Как считаете, насколько жизнеспособен Минский переговорный процесс и есть ли ему альтернатива? По Вашему мнению удастся ли решить конфликт в Донбассе мирным путем или реальнее все-таки силовое разрешение данного конфликта?

- Минскому переговорному процессу альтернатив никаких нет и быть не может. В каждом своем выступлении, в каждом заявлении говорю о том, что мы открыты для диалога. Мы готовы садиться за стол переговоров, решать любые возникающие противоречия и конфликты, и всё что с этим связано, путем переговоров, а не силой оружия. Я считаю, что это самый правильный вариант. Война есть война, гибнут люди с их стороны, с нашей стороны, в том числе и мирные жители. Этого допускать нельзя.