четверг, 5 января 2017 г.

Они готовы за нас
отдавать свои жизни

Еще вчера они были обыкновенными сельскими жителями. А сегодня в редакции «Информационный вестник» сидят два бравых воина. Линия их жизни постоянно пересекается и судьбы чем-то похожи. Итак, знакомьтесь – Сергей и Андрей Бондаренко. Бегло окинув взглядом гостей, показалось, что они «двое из ларца одинаковых с лица». Присмотревшись, начинаешь замечать не только внешние отличительные признаки, но и совершенно разные характеры. Но обо всём по порядку.



Родители наших собеседников обычные трудяги с Донбасса. Они познакомились в Луганске, где получали образование на тот момент. Местом для создания семейной жизни родители выбрали Свердловский район тогда ещё Ворошиловградской (Луганской примечание) области.
Времена были сложные и спустя некоторое время, семья переехала в Тюмень (первый русский город в Сибири - примечание). «Родители там работали во времена большой стройки», – поясняют братья.
Именно в тех далёких краях, 4 апреля, и появился первенец, которого родители назвали Серёжей. Примечательно, что он появился на свет именно в день Светлого Воскресения Христова, празднования Пасхи. Спустя год родители вернулись на Донбасс, а еще через два года, 18 марта, в семье появилось пополнение – родился Андрей. Детские и школьные годы братьев прошли  в Свердловке.
«Мы выросли в селе. Отец до последнего работал в сельском хозяйстве, пока колхоз не развалился», поясняет Сергей. «Мама тоже работала в колхозе». Я, по характеру, похож на маму, а Андрей – весь в отца», – дополняет собеседник.
«Мужчина должен защищать очаг, дом, землю, вот оно какое – родительское  воспитание», – акцентируют внимание братья.
«Школа, в которой мы учились (школа № 3 в Свердловке – примечание), во время Великой Отечественной войны была разрушена. Отстроили её немцы. Совсем недавно был юбилей 80 лет родной школе. На празднике собрались выпускники разных лет, мы смотрели видео, так как, к сожалению, не смогли поздравить «юбиляршу», потому, что были на боевом дежурстве. Педагогический состав школы в период нашей учебы был очень сильным, славился на всю Свердловку», – отмечают казаки.
Андрей Бондаренко с теплотой вспоминает учителя физики, Николая Степановича, который рассказывал о войне.
«Фронтовик, прошёл всю войну. Преподавая физику и черчение учитель много нам рассказывал о Великой Отечественной. Очень жаль, что его нет в живых», – сожалеет участник уже этой войны, войны на Донбассе.
«Мы над ним часто подшучивали. Он был лысым, а мы ему каждый год расчёски дарили», – смеётся Сергей.
«Но он никогда не обижался и говорил: «Дарите, дарите! Я их сдаю в комиссионку и с этого имею прибыль». В то же время, мы смотрели на него с глубоким уважением. Николай Степанович преподавал очень интересно, приводил примеры, связанные с обыденной жизнью. На уроках была тишина, и ученики всегда внимательно слушали педагога. Он к каждому ученику относился очень серьёзно, как к своему ребёнку», – дополняет слова младшего брата Сергей.
После школы Андрей Бондаренко поступил в профессионально-техническое училище  то самое, в котором учился старший брат и выбрал ту же специальность. Сергей был отличником, поэтому младшему брату, Андрею нельзя было подвести ни брата, ни себя, и он также окончил училище с отличием.
Сергей завершил учёбу на два года раньше брата и пошёл служить в армию. А вот Андрей был освобожден от воинской обязанности, так как работа механизаторов была сродни службе в армии и, поэтому парень пошёл поднимать сельское хозяйство.
Рассказывая об армейской жизни, Сергей Бондаренко гордится тем, что прошел этот путь, что служил именно в Советской армии. «Я считаю, и всегда считал, что армия делает юношей – мужчинами. Там нет ни мамы, ни папы, там есть только сослуживцы – командиры, которые из тебя сделают мужчину. Там жаловаться некому. Пальчик прибил или ещё что-то… Мамка с папкой не придут, не пожалеют.
Это большая подготовительная школа для самостоятельной жизни. Там научат тебя всему: и шить, и следить за опрятностью, чистотой. Посмотрите на тех, кто сейчас стал на защиту. Кто в армии служил, он выглядит опрятно, а кто нет – ходят по-другому. Думают: «Зачем следить за чистотой, если завтра вымазываться».
«Мои старшие товарищи казаки говорят, что нужно выглядеть опрятно. Во-первых, ты лицо государства. Ладно, когда ты в полях, тебя не видно, но ты же и в город выезжаешь, населённые пункты, общаешься с людьми. Если ты пришёл не опрятный, то какой из тебя защитник. Какой внешний вид – такая и защита. Как гласит русская пословица: «Встречают по одёжке, провожают по уму», – откровенничает собеседник.
Ещё до армии Сергей Бондаренко окончил автошколу и был профессионалом своего дела, потому его «отобрали» водителем. Во время военной службы освоил профессию – химик-разведчик. 
Он вспоминает, как 10 суток сидел на «губе» (Гауптва́хта — специальное помещение для содержания арестованных военнослужащих своей страны – примечание)  в одиночной камере.
«Это был февраль 1991 года. Сильные метели, холодно. Ведь служил я в Сибири, в Московской военной части на территории Забайкальского военного округа. У нас заболел личный состав, который работал с инженерной техникой. Пришёл командир узнать – кто из нас может управлять трактором. Вышло нас три человека. Заметало трассу Владивосток-Москва. Нас посадили на БАТы – боевой артиллеристский тягач, и мы чистили трассу от снежных заносов.
Был такой посёлок городского типа – Черемхово. Мы чистили дорогу, и я мельком увидел, что бежит человек. Мы остановились. Оказалось, что он вёз в больницу беременную жену. А тут метель, дорогу занесло. Он говорит: «Выручайте!». Мы передали о случившемся по рации, однако командование не разрешило отклоняться от маршрута. На свой страх и риск мы посадили беременную женщину и её мужа в БАТ и поехали в больницу. Дороги мы не знали, но мужчина  сказал, что примерно знает, куда нужно ехать. Мы прочистили дорогу и довезли женщину до больницы, кстати, у неё родился сын. А тут ещё доктор прибежала и попросила расчистить посёлок. Она сказала, что через три улицы старики-сердечники. Естественно мы не смогли ей отказать. Мы прочистили посёлок, выехали на трассу и приступили дальше к выполнению своего задания.
Через несколько дней построение части. И командир прочитал в газете «Правда» написанную нам благодарность. Конечно, командир тоже объявил нам благодарность, мы все очень обрадовались, однако он добавил, что за нарушение приказа нас ждёт наказание. Нас было десять человек и все сидели по десять суток в одиночных камерах».
Сергей признаётся, что и сейчас поступил бы также, ведь «человеческая жизнь стоит намного дороже этих, проведённых в одиночестве десяти суток».
Пока Сергей служил в армии, его брат Андрей трудился в колхозе, занимаясь не менее ответственным делом. Сельское хозяйство являлось стратегически важным видом деятельности для всей страны. Ведь накормить население – одна из главных целей любого правительства.
«И сеяли, и культивировали, и уборкой зерновых занимались», - вспоминает младший брат. У Андрея трое детей  - к слову сказать, наш герой уже дедушка.
 У Сергея тоже взрослая дочь. Кстати, именно в день нашей встречи (14 декабря – примечание) она праздновала свой День рождения. Семьи братьев никуда не выезжали, а дети, наряду с другими, под обстрелами ходили в школу.
В семье Бондаренко есть ещё один брат – самый младший.
«Так уж сложилось, что у нас с ним разные взгляды на жизнь. В армии он не служил. Идеология совсем другая. Он живёт для благополучия своей семьи, живёт так, как ему хочется. Его сын, мой племянник, когда началась война на Донбассе, заканчивал 10 класс, а 11 – уже в Полтаве. У него не было паспорта и для того, чтоб получить документ его отослали до тётки. Мы сами понимаем, что являясь для украинской стороны «сепаратистами и террористами», общение с нами может навредить семье брата. За одним столом всей семьёй мы сидели последний раз в 2013 году», с сожалением отмечают наши собеседники.
К сожалению, война разделяет семьи и многим из нас приходится держать связь с родными на расстоянии. Печально, но таковы суровые издержки войны.
Андрей отмечает, что старший брат для него всегда был авторитетом. И даже, несмотря на то, что в ряды народного ополчения Андрей вступил раньше, чем Сергей, они плечом к плечу противостоят сегодня обидчикам Донбасса.
Когда началась так называемая антитеррористическая операция (АТО – примечание), братья работали на углеперерабатывающей фабрике (ЦОФ). Андрей на экскаваторе, а Сергей – на погрузчике.
«Рядом с Ровеньками шли бои, а я работал на шахте. Сказал жене, что иду на смену последний раз и потом в армию. Она думала, что я пошутил. Отработав смену, пошёл в штаб, меня записали и сразу взяли на боевое задание. Мы поехали в посёлок Ребриково и «отработали» по колоне «всушников», которая двигалась по Георгиевке. Я хотел быть танкистом, но так и остался в артиллерии. А через две недели я стал командиром орудия, где служу, по сей день», – рассказывает Андрей.
«Каждый командир подразделения не отпустит человека, если он грамотный специалист», – дополняет с гордостью за брата Сергей.
Сергей Бондаренко – жёсткий, эмоциональный, но справедливый, сейчас замкомвзвода. Он постоянно вспоминает слова мамы, которая сказала ему, что у них с братом взгляд стал другим, шуток не понимают и на жизнь смотреть стали совершенно по-иному. «Конечно», – не перечит сын. Ведь в 2014 году за 2-й казачий батальон Конкина «укры» давали награду 800 тысяч евро. А братья служили именно в этом батальоне.
«Вторая казачья батарея – это мотострелковый батальон, который организовал атаман Александр Григорьевич Конкин. Мы отбили орудие у врага, и была у нас батарея, которая сыграла в начале войны очень большую роль. 10 июня она приняла бой в разгроме Вооружённых сил Украины в Зеленополье под Родаково, Георгиевкой. Тогда мы нанесли врагу ощутимый удар. Работали чётко. Поэтому Киевская хунта за уничтожение именно этой батареи давала большую сумму. Артиллерией руководил бывший артиллерист Бабичев (командир отдельной артиллерийской бригады особого назначения полковник Александр Бабичев — примечание), который окончил специализированное училище. Родом он с Ровеньков, был комбригом нашей бригады, всегда поднимал боевой дух личного состава. К сожалению, по состоянию здоровья (получил ранение под Георгиевкой – примечание), он покинул ряды наших войск.
В подразделении братьев-казаков служат ребята, которые не могут видеться со своимми семьями, так как их дома остались на украинской стороне.
«Мы мечтаем отбить временно-оккупированные Украиной территории Донбасса, чтобы помочь нашим братьям», — заявляют казаки. «Сейчас у нас заканчивается служебный контракт, можно ехать домой. Будет и работа, и зарплата… Но мы не сможем спокойно жить, зная, что у тех, кто сражаются рядом с нами сегодня, остались дома на той временно-оккупированной стороне. Бросить на произвол судьбы братьев по оружию совесть не позволяет. Когда Вооруженные силы Украины бомбили наши дома, ребята стали с нами на защиту, а теперь мы не можем уйти, пока не освободим их дом», — в один голос заявляют братья Бондаренко.
В 2014 году проезжая поселок Фрунзе Сергей видел разрушения нанесённые «всушниками», видел, как бомбили Кировск. Это именно они, казаки, не давали врагу построить переправу, через реку Донец и занять наши посёлки и город Кировск. Благодаря точным ударам наших защитников украинским карателям так и не удалось построить средство переправы.
По словам Андрея, самое страшное было, когда снаряд установки «Град» выпущенный со стороны Вооруженных сил Украины приземлился между орудий их казачей батареи. В тот момент он ощутил настоящий шок. Ракета была пустой, без заряда и на ней была надпись «Сделали всё, что смогли».
«Если бы ребята с той стороны этого не сделали, нашей бы батареи уже не было. А так, у нас нет ни одной физической потери, ни одного погибшего. Все живы, здоровы», – отмечает младший Бондаренко. Это говорит о том, что украинские солдаты стали заложниками фашистской политики правящей верхушки. Люди, которых призвали в армию на Украине, просто не хотят воевать. Они вовсе не считают жителей Донбасса врагами, несмотря на все усилия киевской пропаганды.
Сергей вспоминает, как убегала, да, именно убегала 252 гвардейская Днепропетровская дивизия десантников и 14 человек «прибились» к казакам, попросив воды. «Это были люди до 35 лет с разных областей Украины. Они объяснили своё пребывание тем, что им пришла повестка явиться на переподготовку. А когда они приехали, их бросили сюда на Донбасс, где сразу и переодевали. Да и одеты они были по-разному, не в новую военную форму, а бывшего употребления. Как только прозвучали первые выстрелы, они, бросив оружие, кинулись наутёк», – рассказал Сергей.
Во время нашей беседы с казаками неожиданно в редакции «Информационный вестник» появился ещё один гость, о котором нельзя не упомянуть. Это Почетный гражданин города Кировска, Хорунжий Всевеликого Войска Донского Луганского округа Донских Кaзаков Луганской Народной Республики Александр Крючков. Для братьев Бондаренко он свой в доску. Как же свела судьба наших казаков на фронте?
 «После Дебальцевского котла нашу артиллерийскую батарею вывели из Стаханова и поставили на Лутугинскую шахту. Комбат объявил, что идёт пополнение казаков. А тут у Андрея день рождения, есть повод для знакомства. Мы их пригласили. Так и познакомились с Александром Крючковым и Павлом Збитневым», рассказывает Сергей.
«Эта батарея – люди, на которых держится всё. Это костяк батареи, вокруг которого всё вертится. Ребята, которые прошли Дебальцево, Чернухино. Они являются примером для многих военнослужащих Народной милиции Луганской Народной Республики. Именно такие люди, их живой пример, их боевой дух, поддержка не дают сломаться и побуждают к активным действиям», – сказал о своих однополчанах Александр Крючков.
Очень запомнилось Сергею, как освобождая населённые пункты Донбасса и видя голодных людей, казаки, отдавали жителям муку со своего пайка.
«У нас было, что кушать. Но жители, получив от нас муку, пекли оладьи, блины, пирожки и несли нам, чтобы просто отблагодарить. Когда мы пойдем дальше, за Донец, я хочу, чтобы люди в нас видели защитников свободы», – акцентирует военный.
Братья не осуждают тех, кто уехал и тех, кто не взял в руки оружие.
«Кто-то должен поднимать экономику, кто-то должен лечить людей. Придите на заводы токарями, фрезировщиками, электриками, газовщиками. Мы защищаем Родину оружием, а кто-то пером и своим трудом», – утверждают казаки.
Сейчас, как отмечают братья, на позициях относительно спокойно. С нашей стороны выстрелов нет, а что касается Вооруженных сил Украины, то грешат, несмотря на приказы о полном прекращении огня.
 «Мы без приказа стрелять не можем, ведь мы строим сильное правовое государство и нашим гарантом являются Минские соглашения», – акцентируют военные. «Разница между нами и той стороной (Украиной – примечание) очень большая. Им без разницы куда стрелять, а у нас впереди наши жители, их дома. Мы должны стрелять туда, где находится враг. С меньшими разрушениями строений, людских жертв, потому что это наши люди, наши дома и нам их восстанавливать», подчеркнул Сергей.
«Да, враг прячется. Прячется в населённых пунктах, между домами, среди мирных жителей. Когда он стреляет, мы не можем ему ответить, зная, что там живут люди. Мы уничтожаем врага, когда он покидает населённый пункт», – акцентировали герои встречи.
Основной принцип казачества — это верность вере православной, любовь к Отечеству, патриотизм. Ведь без веры в свою страну никто ее не станет защищать. Казаки всегда были оплотом чести и достоинства. Каждый день они ходят под смертью. Разные мысли порой приходят в голову, но их братские сердца связаны крепкой мужской дружбой и неразрывными узами веры православной. Пусть они не считают себя героями, но для нас они опора и надежда. Именно на таких людях держится Луганская Народная Республика. Ведь мы живы пока они отдают, и готовы отдавать свои жизни.